Еврей-оборотень из Латвии.

На фоне Эгила Левитса Владимир Зеленский, заигрывающий с бандеровцами, кажется безобидным.

Президент Латвии Эгил Левитс вернул Сейму на повторное рассмотрение документ, запрещающий символику и форменную одежду тоталитарных режимов на публичных мероприятиях. То есть нацистского и — победителей фашизма — советского.

Можно подумать, что Левитса, выходца из семьи Ионы Моисеевича Левита, возмутил этот документ. Ведь Красная армия спасла евреев Европы, а может быть, и всего мира! Левитсом он стал по латвийской традиции написания фамилий, а по происхождению-то он Левит. Это очень уважаемая еврейская фамилия. В глубокой древности на левитах лежали обязанности священнослужения, они занимались обучением народа закону Торы. Вот и Эгилс Левитс учит несмышленых депутатов Сейма основам законодательства, недаром независимая Латвия до президентства выдвигала его в судьи Европейского суда по правам человека, а затем Суда Европейского союза, и он занимал эти посты.

Новый запретительный документ Сейма Латвии в каком-то смысле действительно возмутил Эгилса Левитса, но по другой причине.

На взгляд президента Латвии, сообщает портал rus.delfi.lv, в законе есть лазейки. И он велел их устранить. Надо понимать, для советских ветеранов антифашистов и людей, которые чтят 9 мая. Ведь документ принят в канун Дня Победы, когда у памятника освободителям от нацизма в центре Риги собирались сотни тысяч рижан… И теперь, даже когда отменят карантин из-за коронавируса, наши ветераны не смогут надеть свою военную форму и ордена. Запрещено и использование отдельных элементов форменной одежды — опознавательных знаков, кокард, погон, гербов и гимна СССР и его бывших республик и нацистской Германии, свастики, серпа и молота и пятиконечной звезды.
Так что не понравилось президенту Латвии в поправках к закону о публичных мероприятиях, запрещающих символику и форменную одежду тоталитарных режимов?

Дело в том, что законодатели все-таки «дали слабину» — позволили самоуправлениям самим решать, разрешать ли символику на определенном мероприятии, «если цель использования не связана с прославлением тоталитарных режимов и оправданием преступных деяний», например, при съемке фильма, в спектакле и т. п. Правда, и это «послабление» обставлено барьерами: подавая заявление на согласование мероприятия, депутаты велели указать, какие из запрещенных символов будут использоваться, а самоуправление должно было бы согласовать разрешение со Службой госбезопасности.

Но этого президенту Латвии показалось мало. На его взгляд, должен быть полный список исключений, когда форма разрешена. Эгилс Левитс также считает, что самоуправлениям вообще нельзя разрешать сами решать, допустима ли форма и символика на том или ином мероприятии.

И вот вишенка на торте: президент предложил добавить пункт о том, что ответственность за нарушения несут не только организаторы мероприятия, но и участники и… зрители. Штраф за нарушение закона для физических лиц составит 350 евро, для юридических — 2900 евро.

Президент Латвии — закаленный в политических юридических антисоветских антироссийских боях человек, поэтому не выделяет в своих требованиях запрет именно на ношение формы победителей фашизма. Но факт остается фактом: таким запретом Сейм приравнял их к нацистам, а стало быть — СССР к гитлеровской Германии. А вот это у президента-судьи-юриста не вызывает сомнений, он же не возразил депутатам по этому поводу. Несмотря даже на Холокост, прекращенный лишь благодаря советскому солдату. Смерть ждала славян и, кстати, прибалтов тоже, судя по планам Гитлера, только чуть позже, медленнее, когда на их земли явились бы миллионы германских фермеров.

Нацисты и их пособники убили родителей отца Эгилса Левитса, то есть дедушку и бабушку, других родственников, которые погибли во время Рижского погрома 4 июля 1941 года. В тот день в синагоги и дома религиозных служителей были согнаны тысячи евреев. Их сожгли живьем. Это происходило в Рижской большой хоральной синагоге и других местах. Всего нацисты и их пособники разгромили 4 июля 1941 года в Риге больше 20 синагог.

Эгилс Левитс не может не знать этого. Он суперобразованный человек. Почти всю жизнь прожил в ФРГ, куда его родители уехали из СССР в 1972 году по израильской визе. Учился в Гамбургском университете, работал на кафедре юридического факультета Кильского университета. И, как пишут в СМИ, почему-то, несмотря на прошлое своей семьи, с 1975 года сотрудничал с одним из «историков» в изгнании — видным деятелем латышского нацизма 1930-х годов Адольфом Шилде.

В 30-е Шилде редактировал студенческую газету «Universitas» — рупор ярой антисемитской националистической организации «Угунскрустс» («Огненный крест»). Настолько радикальной, что Сейм Латвии в 1933-м запретил «Угунскрустс» вместе с Латвийской национал-социалистической партией. Правда, «Угунскрустс» тут же возродился под названием «Перконкрустс» («Громовой крест») — организации, исповедовавшей все ту же националистическую антисемитскую идеологию. Ее представители требовали создать стерилизационное законодательство, чтобы защитить «нашу расу» и не давать размножаться «евреям, неграм, монголам и другим подобным лицам». «Перкокрунстовцы», несмотря на запрет своей организации нацистами, сотрудничали с ними, некоторые участвовали в Холокосте.

Все это привожу для того, чтобы понять, кто влиял на мировоззрение будущего президента Латвии. В 1992 году он вернулся на родину предков. «Именно Левитс предложил концепцию, согласно которой нынешняя Латвия является прямым продолжением довоенной, а Латвийская ССР объявлена „периодом оккупации“ и юридической фикцией. Эта креативная идея, а по сути — политическое мошенничество, позволила лишить гражданства сотни тысяч жителей Латвии», — писал год назад для портала Sputnik Латвия известный латвийский правозащитник Владимир Линдерман.

«Латышским националистам важно было не подпустить русских к управлению государством и разделу собственности. Но нельзя же прямым текстом заявить, что русские лишаются прав, потому что они — русские. Левитс придумал, как это сделать, чтобы все выглядело пристойно, политкорректно», — объясняет он.

Оказывается, Эгилс Левитс является и автором преамбулы к Конституции республики, которая, по словам Линдермана, узаконила принцип «Латвия для латышей».

Линдерман точно предсказал тогда победу Левитса на президентских выборах, а выбирают главу государства в Латвии лишь депутаты Сейма, скроенного в основном из националистов. И не ошибся.

Кстати, о концепции Левитса — о «советской оккупации». Отец будущего президента Иона Моисеевич Левит с момента той «оккупации», то есть вхождения Латвии в состав СССР активно сотрудничал с советской властью. 29 июля 1940 года его назначили государственным комиссаром правительства просоветского Народного Сейма. Иона Моисеевич, сообщают СМИ, получил сразу три должности во исполнение закона «О национализации банков и крупных предприятий»: на фабрике Мetaltechnika Давида Мушке, на фирме Lefa, на фабрике Metall-Štamp. На каждой получал зарплату. После нападения Гитлера на СССР эвакуировался вглубь Союза, работал конструктором на военном заводе.

Прадед нынешнего главы Латвии Янис Баргс с двумя братьями строили будущую советскую власть еще при царе — были активными участниками революции 1905 года, в их квартире в Риге располагалась типография большевистской газеты «Cīņa» («Борьба»). Между прочим, во время «советской оккупации» стала органом ЦК КП Латвии, Верховного Совета и Совета Министров Латвийской ССР и была запрещена новыми властями Латвии в 1991 году. А прадед Эгилса Левитса после раскрытия сети в 1905 году бежал с братьями из Латвии, они осели в Германии, Франции и США.

Вот такой любопытный портрет президента Латвии с его революционными советскими и националистическими антисоветскими корнями.

Опубликовано на сайте svpressa.ru

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх