Харьковский языковой протест. Что дальше?

Очевидно, что проводить в Харькове плохо организованный митинг в поддержку русскоязычных школ не было смысла.

Согласитесь, выглядит нелепо, когда протест организовывает  блок «Оппозиционная платформа – За жизнь», который во время парламентского голосования фактически поддерживает образовательный геноцид (против выступили Волошин, Дунаев и Лёвочкина, двое проголосовали за, остальные, включая Бойко и Медведчука, воздержались или не голосовали). В парламенте Бойко струсил голосовать против, а после стал убеждать, что будет воевать за отмену закона. Воевать, прежде всего, необходимо в стенах Рады, даже если находишься в меньшинстве.

Да, глава городской парторганизации Андрей Лесик последователен в своих взглядах относительно русского языка в Харькове, но его протест напоминает бросок камнем в бронепоезд.

27 января в центре Харькова у здания облгосадминистрации местная ячейка ОПЗЖ попыталась провести акцию в защиту образования на русском языке. Для первой столицы участников собралось не густо – до полусотни человек. Были плакаты, возгласы, сам Лесик объяснял, что по новому закону в харьковских школах занятия по русскому языку и литературе будут проходить только один раз в неделю, что явно не отвечает интересам жителей русскоязычного мегаполиса.

Оппоненты «русофилов» подготовились куда лучше. К месту проведения акции подтянулась почти вся харьковская гниль, кстати, в большинстве своём русскоязычная.

Разгонять митинг прибыли активисты «Нацкорпуса», «Союза ветеранов АТО», «Правого сектора»* и  прочие свидомиты. Националисты не скрывали планов сорвать акцию Лесика, к чему они активно призывали в соцсетях.

Первоначально между сторонами шла словесная перепалка, а после  эмоционального диспута Лесика и местного фюрера «Нацкорпуса» радикалы стали скандировать речёвки, забросали митингующих яйцами и попытались спровоцировать драку. В столкновении применили слезоточивый газ, отчего пострадали журналисты и сам Лесик.

Полиция прикрыла отход людей Лесика, и, посадив их в свои микроавтобусы, вывезла с места перспективной бойни, а «победившие» нацики провели импровизированный митинг.

По сути, первая на Украине за многие годы публичная акция в защиту русскоязычия показала, что сегодня русские Украины и русскоязычные украинцы к таким скороспелым акциям не готовы.  Отвечать упражняющимся в насмешках и обвинениях, что, мол, «сами виноваты, потому что не могут, боятся, не в состоянии и вообще они криптобандеровцы», смысла не вижу. Пусть критики приедут и покажут, как надо.

Увы, никто пока не знает, как надо, даже в Латвии, где есть видимость организованного сопротивления, хотя направленная ликвидация русскоязычного образования и как следствие – русскоязычия, успешно идет по всему бывшему СССР и даже у союзников России по ЕАЭС и ОДКБ. Назарбаев вычищает русский латинизацией, всё тревожнее в Минске.

Причиной исчезновения основ Русского мира (язык, вера, история) в странах, близких России, называют слабую борьбу его сторонников. Но позволит ли эту борьбу Киев сегодня, если не позволял её и в бытность «союзного» Януковича? В его бытность президентом русский язык много лет был только предвыборным козырем, и только в 2012-м, с принятием закона Колесниченко-Кивалова, дело реальной защиты русского населения Украины сдвинулось с места. Но, как известно, Янукович продержался после этого в своём кресле полтора года, а этого времени Партии регионов почему-то оказалось недостаточно, чтобы, пользуясь законом, реально укрепить статус русского языка. Ждали очередных выборов, но получили вместо них майдан. А победившие революционеры закон «Об основах государственной языковой политики» сначала отменили на словах, а затем и на деле.

Ныне эффективная политическая и правовая защита языковых прав граждан на Украине почти невозможна.

С учётом того, что Москва так и не выработала чёткой политики в отношении Киева, на поверхности лежат два способа сохранения русского языка на Украине.

Первый – успешно (судя по частичной либерализации образовательного закона для мадьярских детей) применяемый Венгрией метод давления на Киев через внешние институции. Есть вариант экономического давления, но его Москва тоже не спешит задействовать.

Второй (назовём его, как любят украинцы) – гибридный, посредством создания конкурентного русскоязычного контента во всех доступных украинцам плоскостях – театр, кино, музыка, литература и особенно Интернет, социальные сети. Пока немало украинцев хотят и ждут русскоязычия, а то и живут в нём.

Пример – недавний скандал в Новоград-Волынском, где местное «Братство ОУН-УПА*» сорвало спектакль «Евгений Онегин» на русском языке, разместив в местной газете свои первобытные аргументы.

В одесском магазине продавщица отказалась общаться на мове с настойчивым патриотом, обратив его внимание, что на мове говорят за пределами Одессы.

В Харькове почти в день акции Лесика свидомые родители устроили скандал учителю, написавшему «русский язык» от руки в табеле знаний ученика как «язык коренного народа».

Не секрет, что языковая борьба идет за молодёжь, а она пока ещё в большинстве своем русскоязычна и русскокультурна. Даже после отключения ВКонтакте украинцы продолжают пользоваться этой социальной сетью через VPN, смотрят фильмы и мультики на русском. Новые формы коммуникации смогут поддерживать «внешкольное» русскоязычие, а оно пока куда интенсивнее влияет на сознание. Сегодня речь не идет о «моде на русский», сегодня надо сохранить максимальное русскоязычие за порогом уже официальной мовной обязательности. Надо думать, пробовать, предлагать.

odnarodyna.org

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх