Венгрия переигрывает Польшу за влияние в ЕС и мире

Если ориентироваться в политической ситуации, читая исключительно польскую прессу и слушая исключительно польских политиков, особенно проправительственных, то очень быстро создается впечатление, что Варшава — это центр мира. Любая встреча международного уровня, организованная Польшей, или участие ее в саммитах за пределами страны объявляются «победами». Правда, верят в это не все.

Конкурентом Варшаве сегодня оказывается Будапешт. Внешняя политика, которую проводит венгерский премьер-министр Виктор Орбан, оказывается куда более успешной, чем польская дипломатия. Этому феномену посвятил целое исследование писатель и журналист Земовит Щерек. Он опубликовал книгу «Виа Карпатия», в которой утверждает, что Орбан победил председателя польской правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослава Качиньского «в борьбе за благосклонность мировых лидеров». Как отмечает Щерек в интервью польскому порталу Onet, если бы известный американский политолог Джордж Фридман сегодня написал работу «Следующие 100 лет» о мировых тенденциях, то он писал бы не о Польше как о лидере Центральной Европы, а о Венгрии, которая и сможет построить «Междуморье». То, что Фридман называет «польским блоком», будет «венгерским блоком». Орбан эффективно построил прекрасные отношения с соседями, что является удивительным, отмечает Щерек, ведь он — националист, который не скрывает своих чувств и эмоций, связанных с «Великой Венгрией», не самой приятной альтернативой государствам, окружающим Будапешт. «Сами венгры не верили, что Польшу так легко победить, — заключает автор «Виа Карпатия». — В своей работе я цитирую важных венгерских правых политиков, которые прямо говорят, что это Польша должна была играть на первой скрипке. Всё вышло иначе».

В чем же секрет Орбана? Венгрия по сравнению с Польшей — страна маленькая. Но венгерский премьер оказался очень гибким и творческим политиком. Он успешно разыгрывает имеющиеся у него карты, выжимает из лимона весь сок. Будапешт знает, где нужно говорить о «ценностях», а где вспомнить об «интересах». В этом смысле правящая венгерская партия Fidesz проводит более грамотную стратегию, чем «Право и Справедливость», которая позиционирует свои «интересы» в Европейском союзе, но с точки зрения «ценностей» оказывается гораздо ближе к России. В итоге Орбан находит в ЕС союзников (например, французского президента Эммануэля Макрона) по вопросам, которые важны как для европейцев, так и для Москвы. Конечно, здесь есть место и попыткам разыграть «российскую карту» как с Брюсселем, так и Вашингтоном. Но и Россия остается не внакладе, иначе ни венгерские политики не ездили бы в Москву, ни российские в Будапешт. Более того, правительство Орбана нашло уникальную нишу, позволяющую ему быть заметным на мировой арене, одновременно решая собственные задачи. И тут Венгрия снова обыграла именно Польшу. Речь идет о защите христиан и христианского присутствия на Ближнем Востоке, где Будапешт при благосклонном внимании Святого престола оказался в одной компании с Россией и США.

«Благодаря своей деятельности в этой области венгерское государство не только способствует приумножению реального блага в мире, но и создает себе моральный (а вместе с ним и политический) капитал во многих областях нашего земного шара, — подчеркивает колумнист польского проправительственного портала wPolityce. — Может быть, еврократы в Брюсселе и клеймят его, но Будапешт для множества последователей Христа остается в Европе защитником № 1 религиозной свободы преследуемых христиан. Это мнение неоднократно высказывали не только лидеры Церквей на Ближнем Востоке, но и ведущие политики правящего лагеря в США. Таким образом Орбан позиционирует себя как лидер мирового формата. Это один из элементов, который позволяет Венгрии играть гораздо большую роль в международной политике в настоящее время, чем это было бы оправдано их реальным потенциалом. Казалось бы, на эту роль из всех стран в Европе лучше всего могла бы претендовать Польша как самая христианская страна на нашем континенте. Из многих личных разговоров я знаю, какие надежды на Западе связывают с польскими католиками. Однако если Орбан считает помощь преследуемым христианам одним из приоритетов своей внешней политики, увеличивая финансирование для этой цели, то польское правительство сокращает свое участие в этой области. Мы отдаем Венгрии пальму первенства там, где должны быть европейским лидером».

Действительно, Варшава обладает серьезным потенциалом. Но она не может его использовать в обход Москвы — ни в энергетике, ни в безопасности, ни в религиозных делах. Потому что везде Польша так или иначе упрется в Россию. При этом нельзя ведь сказать, чтобы поляки были совсем беспомощными как дипломаты. Но получается у них преимущественно в Католической церкви. Достаточно вспомнить Иоанна Павла II, «польского папу», да и сегодня польские католические миссии, разбросанные по всем континентам, добиваются хороших успехов. Однако бонусы от этого получает Ватикан. А когда выгоды начнет извлекать Польша?

Станислав Стремидловский, ИА REGNUM

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх