«Практически во всех сопредельных с Россией государствах происходит дерусификация территории»

Латвийский политик Владимир Линдерман на протяжении многих лет последовательно и бескомпромиссно отстаивает права русского населения. Его без сомнения можно назвать самым известным политиком в Латвии и врагом всех латвийских националистов. За свою бескомпромиссную позицию Линдерман не раз подвергался преследованию со стороны латвийского государства. Мы поговорили с ним о положении русских в Латвии, о сносе советских памятников, о роли и перспективах Евросоюза, о ситуации на Украине и о желтых жилетах во Франции.

— Каково сейчас положение русскоязычного населения в Латвии?

— Положение ухудшилось. Латышские националисты приступили к «окончательному решению русского вопроса». Это включает в себя: полную ликвидацию образования на русском языке, уничтожение исторических святынь, добивание русских СМИ. По сути русским выставлен ультиматум: ассимилируйтесь или убирайтесь из страны.

— Действует ли штаб русских школ, другие организации русскоязычного населения? Как обстоят дела с русскими СМИ?

— Штаб русских школ продолжает действовать. Сейчас изменить ситуацию крайне сложно. Это можно было бы сделать только энергичными массовыми протестами. Но большинство  русских по-прежнему доверяет возглавляемой Нилом Ушаковым партии «Согласие», которая занимает примиренческую, предательскую позицию.

Это не значит, что ситуация безнадежна. Осуществляя латышизацию школ, власти могут перегнуть палку, и протестные эмоции вспыхнут заново. Важно быть готовым к такому повороту событий.

Местные русские СМИ находятся в плачевном состоянии, в состоянии умирания. Часть из них превратилась в обслугу власти. Некоторые пытаются рыпаться, но не очень успешно. Если СМИ активно транслирует русскую точку зрения на происходящее в Латвии, ему через рекламные агентства перекрывают кислород, то есть прекращается поступление рекламы, а это вопрос выживания.

— Каковы перспективы консолидации и развития русского сообщества?

— Перспективы туманные. Потому что туманной, невнятной остается стратегия России в отношении русских, оставшихся за пределами РФ. Русские Латвии не есть какой-то отдельный субъект, это часть большого Русского мира. Поскольку люди не улавливают общей стратегии, каждая семья выбирают свою собственную. Большинство реально или мысленно пакует чемоданы, не видя для своих детей перспектив в Латвии.

— Снос памятника воинам-освободителям. Планируется ли общественная кампания в его защиту? Сможет ли русское сообщество Латвии организованно выступить против сноса? Возможна ли радикализация русскоязычного населения на фоне разговоров о сносе памятника?

— По вопросу о сносе Памятника освободителям латышские партии не вполне единодушны. Радикальные националисты настаивают на сносе, умеренные тоже об этом мечтают, но боятся русского бунта. И у них есть реальные основания для такого страха.

День победы остается для русских Латвии святым днем, Бессмертный полк набирает численность год от года, и Памятник освободителям стал сакральным символом, где вся эта  энергия собирается в одну точку. 9 мая к памятнику приходит больше ста тысяч рижан. Для города, в котором порядка 700 тыс. жителей, из которых русских примерно половина, это очень много.

Обсуждение в парламенте продолжится осенью. Сейчас трудно предсказать, кто возьмет верх: радикальные националисты или умеренные. В любом случае, уверен, что попытка сноса памятника вызовет бурю возмущения со стороны русских Латвии. И мы сделаем все возможное, чтобы превратить эту эмоциональную бурю в жесткое организованное сопротивление.

— Латвийские политики любят говорить о «российской угрозе». Как в латвийском обществе воспринимается Россия, ждут ли латыши русские танки?

— Часть латышских политиков искренне верит в российскую угрозу, часть — просто цинично использует ситуацию в своих корыстных интересах. В восприятии России латвийское общество четко делится на две части: латыши видят в России угрозу, русские — надежду. Понятно, есть исключения из правила, есть разные промежуточные точки зрения, но в целом это так.

— Как развивается уголовный процесс против Вас и других защитников русских школ?

— Уголовный процесс против меня и моих подельников не развивается никак, хотя прошло уже больше года с момента возбуждения дела. Есть и другие процессы против русских активистов, против российских «шпионов», несколько дел сейчас в прокуратуре, некоторые добрались наконец до суда.

Поясню для понимания ситуации. В Латвии сейчас легко возбудить дело по политическим мотивам, новое законодательство открывает для этого широкие возможности. Но осудить человека за «политику» не так-то просто. Властям и спецслужбам пока не удалось подмять под себя судебную систему до такой степени, чтобы она без возражений штамповала обвинительные приговоры. Латышские политики накопили горы компромата друг против друга и поэтому боятся, что чрезмерная податливость судей может обернуться против них самих.

Против русских активистов возбуждаются бесконечные уголовные дела, которые тянутся годами, подозреваемым продлеваются меры пресечения, и это само по себе становится наказанием.

— На Украине так же был принят закон об образовании, который не предусматривает обучение на других языках, кроме украинского. Помимо этого был принят скандальный закон о языке. Ваше мнение об этих законах? Есть ли аналогии с ситуацией в Латвии?

— Тут не просто аналогия. Спецы из Латвии консультировали украинских коллег по вопросам языкового законодательства. Украинский языковой закон в чем-то даже пожестче латвийского. Например, в части квот теле- и радиовещания на русском языке.

А вообще, практически во всех сопредельных с Россией государствах происходит одно и то же: дерусификация территории. Немного разнятся темпы и методы, но суть процесса одна и та же. Для всех этих государств понятие «национальное государство» означает «государство без русских».

— Какой видится внешняя политики России по отношению к русскоязычному населению в Латвии и в Прибалтике в целом?

— Латышские политики внушают своей пастве, что Россия якобы совершает какие-то гигантские усилия по поддержке местных русских с целью настроить их против государств  Прибалтики. На самом деле, ничего такого не происходит.

Проблема не в объемах поддержки, а, как я уже сказал, в отсутствии стратегии. Руководство России не определилось с вопросом: какую роль в ее политике играют русские, оставшиеся за пределами РФ после распада СССР? То ли им нужно переезжать в Российскую Федерацию, то ли превращаться в латышей (эстонцев, украинцев и т. д.), то ли оставаться на месте, но сохранять себя как русских. От России исходят все эти сигналы, причем одновременно, что способствует хаосу и распаду русских сообществ за рубежом.

Когда ясна цель, тогда ясны и объемы поддержки, необходимые для достижения цели. Когда цель неясна, то любая поддержка будет просто разбазариванием средств.

— Прошедшие выборы в Европарламент показали, что растет популярность евроскептиков. В чем причина, на твой взгляд? Отвечает ли Евросоюз в нынешнем состоянии национальным интересам стран-участников, есть ли у него перспективы?

— По моим наблюдениям, во многих странах действительно выросло число людей, недовольных бюрократией Евросоюза, что отражается на результатах выборов. Но это лишь одна из тенденций. С другой стороны, в Европе заметно увеличилось число людей, уже не мыслящих свою жизнь в изолированных странах, без Евросоюза. Даже если доля сторонников единой Европы в каждой стране не превышает, допустим, 30%, то в сумме-то их получается больше 150 миллионов.

Это я к тому, что управляющие наднациональные структуры ЕС не являются чем-то искусственным, они опираются на многомиллионную поддержку. Ни один националист-евроскептик не обладает такой социальной базой в своей стране.

Пока что евроскепсис — это больше кухонное брюзжание (доколе мы, работящий народ, будем кормить соседей-бездельников, и проч.), а не политический проект. Но ситуация, конечно, может измениться.

— Уже почти год продолжаются протесты жёлтых жилетов во Франции. По факту это внеидеологический и непартийный протест народа против элит. Ваше отношение к жёлтым жилетам? Смогут ли они стать примером для остальной Европы?

— Я симпатизирую «желтым жилетам», они всколыхнули Францию. Но пока нет оснований утверждать, что родилась новая большая идея, которая распространится на всю Европу.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх